• группа "Тараканы!"
  • издатель, "Отделение Выход"

Проект "Винил в XXI веке"

Проект "Винил в XXI веке"

Мы живем в век высоких технологий, порождающих множество новых возможностей для более комфортной жизни человека. На сегодняшний день цифра повсюду: нас окружает цифровое телевидение, цифровая фотография, музыка, даже радио, которое мы слушаем – это тоже цифра. Однако, несмотря на это, ценители виниловых пластинок существуют и по сей день. Можно легко объяснить, почему, к примеру, в 70-х годах винил был так популярен – это было нормой жизни. Но что движет современными людьми, когда они делают выбор в пользу винила? В данной серии фотографий представлены люди, так или иначе связавшие свою жизнь с виниловыми пластинками. Все они абсолютно разные, разных профессий и возрастных категорий, но всем им одинаково присуща любовь к винилу. В своих интервью они поделились тем, что для них значит винил на сегодняшний день.

Это и филофонисты, отдающие дань аналоговому звуку, и те, кто превратил любовь к винилу в источник дохода, и просто люди, для которых важен сам процесс и «послевкусие» от прослушивания.

  1. Евгений, продюсер ТВ3

Один из моих любимых режиссеров, Алексей Балабанов, говорил, что никогда не будет снимать кино на цифру, потому что цифра мертвая, а пленка живая. И объяснял он, почему пленка живая, очень просто: он говорил, что пленка делается из желатина, желатин делается из коров, коровы живые, значит и пленка живая. И изображение с пленки он считал всегда более киношным и настоящим. Пластинки, конечно, не делаются из желатина, но разница между винилом и любым другим средством воспроизведения звука – существенная. То есть винил тоже в своем роде настоящий. И вот в этом что-то есть от той мысли Балабанова, которую я озвучил.

  1. Дмитрий Спирин, гр. Тараканы

Вообще, конечно, компактный диск – значительно более удобный формат, что и говорить. Во всех отношениях. И при использовании дома, и как предмет торговли, отгрузки, транспортировки, логистики и так далее. В этом смысле компакт-диск в значительной степени выигрывает. Но виниловая пластинка выигрывает в одном – это вещь. Когда виниловую пластинку покупаешь – ты ощущаешь, что приобретение твое имеет ценность. Она большая, она пахнет; многие пластинки очень редкие. В такие моменты ты понимаешь, что приобрел не просто звуковой носитель, который тебе доставит много приятных минут во время прослушивания дома, а что-то очень ценное, что-то очень редкое. И, возможно, во всем этом огромном мире, среди семи миллиардов человек, которые здесь успели появиться, такая пластинка есть всего у нескольких человек. Это достаточно острое чувство. Конечно, большое количество музыки на этой Земле, до наступления 90-х годов, было записано с расчетом на то, что люди будут ее слушать именно на виниловых пластиках. Оборудование в студиях звукозаписи стало цифровым уже позже. Я к тому, что виниловая пластинка имеет еще и ту ценность, что это, пожалуй, самый аутентичный способ прослушивания многих записей, которые были произведены на планете Земля. Винил – это красиво. Это, ко всему прочему, еще и искусство. Искусство обложки, искусство внутренних вкладок и так далее. Даже яблоко, которое приклеивается с обеих сторон виниловой пластинки, во многих случаях является предметом рассматривания, сравнения, предметом работы художников, дизайнеров.

  1. Андрей, бизнесмен

Винил – это вам не современная цифра, винил – это общение. Для того чтобы передать человеку, своему другу, пластинку, чтобы он насладился, послушал, с ним нужно встретиться. Винил по вай-фаю не передашь. И слушать его ежеминутно, ежечасно тоже невозможно – пластинка сотрется. Винил – это культура. Ты его хранишь, ты протираешь пластинки. И потом, под настроение, когда очень хочется, ты ставишь пластинку. Ведь у нее две стороны. Одна сторона длится 15 минут. Чтобы прослушать вторую, нужно встать, перевернуть пластинку и включить вторую сторону. Винил – это умственный труд и физический, и труд духовный.

  1. Олег Коврига, издатель

Когда я начал слушать винил в 75 году, я был школьником, и тогда никто не знал, что будет какой-то другой формат. Были еще кассеты, катушки, но по сравнению с «рекордами» – это все ерунда. В 77 году – я всегда хвастаюсь – у меня было по три новых пластинки в день. Мы их друг другу давали, слушали, в основном это было на 95% всякое фуфло, но иногда попадалось что-то хорошее, и ради этого, собственно, вся жизнь и происходила.

К цифре хорошо отношусь, цифра – это очень удобная вещь. Другое дело, что винил, конечно, поприятнее и, говорят, звучит получше, но я не берусь судить. Я понял, что, чтобы не «пилить рекорда», надо иметь хороший вертак. И я купил себе, по-моему, на втором курсе (это был 77 год) Technics SL Q2 Direct Drive. Он действительно пластинки не пилил, и голова у него была хорошая. Но поскольку денег-то не было, у меня был усилитель абсолютно никудышный, а колонок не было вовсе, и дома я слушал винил через динамик от проигрывателя «Юность». Но когда я к кому-нибудь ходил – у людей бывали все-таки другого класса вещи. Поэтому у меня такого вот слуха, чтобы сказать «О-о-о, вот такой звук, виниловый!», – не могу, не буду брать на себя лишнего.

Когда мы стали издателями, виниловая темя сначала была не в моде, а потом вдруг как покатила! Народ стал от этого буквально тащиться, и у меня возникла идея фикс. С Андреем Пановым, известным как Свин (дружок мой, который был как бы отцом советского панка и умер помер в 98 году), мы успели записать очень хороший альбом «Праздник Непослушания или Последний День Помпея» и издали его на CD. Спето было прекрасно, сыграно прекрасно, но сводили под руководством гитариста. И гитарист там всё своими гитарами задавил. А многоканалка осталась, причем многоканалка аналоговая. И когда возникла виниловая тема, я подумал: «Надо пересвести, получится обалденный звук, и издать все это на виниле. И тогда все поймут, какая это была великая группа». Долго мы с этой идеей носились, а потом вдруг она раз – и воплотилась в жизнь. И мы действительно сделали винил на хорошем немецком заводе Optimal Media. Я считаю, что все получилось идеально. Три «А». Знаете, что такое три «А»? Раньше писалось «AAD»… A – это analog, D – digital. Первая буква означает вид записи (аналоговая/цифровая), вторая – вид сведения (аналоговое/цифровое), а третья – носитель. Соответственно, существуют «AAA», «DDD» и промежуточные варианты. Мне очень хотелось сделать три «А», но заводы такое сейчас практически не делают. Ты им хоть ленту дай, они все равно загонят в компьютер, и в итоге получится «D».

  1. Дмитрий, магазин винила на Красных воротах

Почему люди коллекционируют какие-то вещи? Как говорится, у них в кровь это зашло, и они этим занимаются. Это все началось в 70-х годах. Люди коллекционировали разные вещи. Начинал я как маленький ребенок – с марок, с книг, потом были и пластинки. Время было жуткое в том плане, что все надо было доставать, поэтому появился интерес к коллекционированию. Это была музыка. Это не был аналоговый звук – это была музыка. Понятие «аналоговый звук» возникло после появления цифрового звука. И поскольку цифры тогда не было, то одному только звучанию пластинки не отдавалось такого большого значения, как сейчас. Поэтому коллекционировались пластинки, собирались обложки, исполнители, песни, собиралась гармония музыки. Все, что мы слышали по телевидению и радио – все это хотелось иметь под рукой. Сейчас я на цифру уже не согласен. И я могу сказать, что на цифру не согласен ни один человек из тех, кто приходит ко мне в магазин. Все люди, которые приходят сюда – они согласны только на аналог. У меня даже есть коробка, в которой лежат пластинки, сделанные уже в цифровом формате – они не интересуют никого. И эта коробка стоит без дела уже полгода, ни одна пластинка отсюда не продана.

Станислав, галерея винила на Лесной улице
  1. Станислав, галерея винила на Лесной улице

Начиналось все, конечно, с советской эстрады, потому что западные пластинки стоили дорого, и их было тяжело достать. Только у фарцовщиков, у спекулянтов. Во времена перестройки, даже раньше, начали издавать какие-то записи Биттлз, их можно было послушать на пластинках. И вот с годами юношеское увлечение превратилось, можно сказать, в профессию. Я давно уже занимаюсь продажей пластинок, с 97 года. Для меня это и удовольствие, и источник дохода. Бизнесом это назвать сложно, в полном понимании этого слова, потому что это не широко востребовано. Круг коллекционеров и покупателей пластинок ограничен. Но с другой стороны, сейчас даже молодежь покупает пластинки – люди, которым по 20, даже по 18 лет. Приходят, интересуются, покупают классику рока себе или чтобы кому-то в подарок – словом, интерес к пластинкам есть. Кроме того, это стало еще и модно. Реклама все-таки работает: постоянно говорят, что винил – это здорово, это хороший звук, это лучше, чем компакт. Люди покупают достаточно недорогие вертушки и слушают пластинки.

Мое отношение к цифре отрицательное. То есть если пластинка изначально выпущена в цифре – с ней все понятно. А если пластинка выпущена в аналоге, то это совсем другое дело. Любое старое издание по звуку даст сто очков вперед современным цифровым переизданиям.

  1. Юрий, виниловый ветеран

Это вы еще у меня дома не были. У меня дома, знаете, виниловые пластинки лежат пачками, и тропинки между ними, как в лесу. Особенно, когда привезешь много винила, некогда разбирать, и пластинки так «шшшш» – падают. И самое интересное, что в этих безумных горах и пачках я нахожу то, что мне нужно. Иногда бывает, правда, что не нахожу… У меня еще гараж. Точно так же весь забит от пола до потолка пластинками в три слоя. Там у меня ковры, пол неровный. Я один раз споткнулся на ковре и рылом влетел в одну пачку, упал, и меня весь этот винил завалил. Я лежал, как жук, торчала одна голова. Думал, что мне все. А потом представил, как ко мне сейчас придут какие-нибудь корреспонденты и напишут «Смерть винильщикам в гараже». И я стал потихонечку выбираться.

Я как слушал винил раньше, так его и слушаю и буду слушать. У меня есть знакомый, у которого аппаратуры – стенка. И ламповые усилители. Ты придешь к нему, он включит аппаратуру и говорит «подожди двадцать минут». Когда он, например, поставил Муслима Магомаева, было такое ощущение, что тот прямо здесь поет.

Если сравнить винил с кулинарией или продуктами – мы продукты ниже качеством не можем употреблять. Мы не можем есть суп «доширак» и прочее. В этом смысле винил – это нормальная пища.

Для меня слушать музыку из интернета – это как в секс-шопе резиновые женщины. Я могу себе позволить пластинку и за сто тысяч послушать. У меня есть редкие издания. Есть самые первые издания таких исполнителей, как Пресли, Джимми Пейдж, Дэвид Боуи, цветные коллекционные пластинки limited edition. Рок-н-ролл – это настолько позитивная музыка! Очень позитивная.

  1. Владимир, судмедэксперт

В то время, когда я начал слушать разные виниловые пластинки на аппарате «Радиола» марки «Факел-м», я был ребенком дошкольного возраста. Слушал все подряд, что было под рукой – разные мелодии, песни, детские сказки, какие-то учебные пособия для школы. Тогда виниловые пластинки фирмы «Мелодия» стоили недорого. Когда был школьником, было модно слушать патефоны, они к тому времени уже мало у кого сохранились. Пластинки для патефонов были, правда, не виниловые, легко бьющиеся, как стеклянные, на 79 оборотов в минуту с песнями и мелодиями 30-50-х годов. Еще позднее стал слушать по тем временам довольно дорогие виниловые пластинки. Например, альбом Deep Purple или двойной альбом Led Zeppelin стоили по 40 и 80 рублей соответственно. Такие цены сформировались на «толчке» в Нижнем Новгороде (тогда еще Горьком), их можно было там купить-продать или обменять. У меня до сих пор имеется множество своих виниловых пластинок и куча доставшихся по наследству, более древних. До сих пор иногда ставлю себе под настроение. С прослушиванием музыки в машине не сравнить. Это совершенно иное восприятие.

  1. Михаил, юрист

Я совершенно не являюсь каким-то фанатом лампового звука и, честно, особо даже не вижу разницы между цифровым и тем, что играет с пластинки. Пластинки привлекают именно тем, что их слушали мои бабушка и дедушка в 70-80-х. Я нашел целую коробку с пластинками у них дома и приобрел себе проигрыватель. Теперь с друзьями во время встреч ставим что-нибудь в ретро-стиле, чтобы послушать и потанцевать.

  1. Андрей, инженер

Винил – это референсный источник звука. То есть это то, куда записывается звук, когда какая-нибудь группа играет на студии звукозаписи. Может быть, не сразу на винил, а через катушки, но в конце концов это попадает на винил, отпрессовывается и уже с винила записываются электронные копии. Электронные копии записываются всегда с какими-то потерями, потому что электронный формат – он не непрерывный, там есть деления на фрагменты. И из фрагментов составляется музыка, которую мы потом слушаем. Поэтому она может нам показаться более резкой, «без души», как многие говорят. Это, в принципе, можно подтвердить технически.

Татьяна Казакова для ROCKETSMUSIC

Новости музыки на Rocketsmusic