Резонанс. За ширмой фирмы

Резонанс. За ширмой фирмы

марта 09, 2017 - 22:32
0 comments

КРЫМСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ, 5 декабря 1987 год

Более тысячи читателей откликнулись на материал редактора районной газеты «Ленинец» Вячеслава Савченко «За ширмой фирмы», опубликованный 26 сентября. В числе откликов — несколько десятков коллективных писем.

Материал взволновал многих. Среди тех, кто прислал свои отзывы в редакцию, молодые труженики и старшеклассники, ветераны войны и труда. Словом, люди всех возрастов. Письма продолжают поступать до сих пор. Причем пишут в редакцию не только жители Крыма, то и других областей нашей страны.

Конечно, опубликовать все письма и даже лично ответить каждому ни редакция, ни автор просто не имеют возможности. Поэтому мы благодарим всех авторов писем и публикуем сегодня те, в которых по-разному оценивается материал «За ширмой фирмы».

Да, мнения высказываются самые различные, да и авторы откликов занимают в отношении публикации порой противоположные позиции. Тем не менее, почти ни у кого не вызывает сомнений, что деятельность Н. Кунцевича должна быть пресечена и он должен понести ответственность согласно закону.

Вот что пишут в редакцию севастопольцы Б.С. Васильев, В.Г. Ермазов, И. В. Коробейников и другие (всего 13 подписей):

«События и факты, изложенные в статье «За ширмой фирмы», вызвали у нас глубокое возмущение. Преступная деятельность фашистского последыша Кунцевича и его сообщников через 40 лет после победы над фашистской Германией, в нашей стране, потерявшей 20 миллионов своих сынов и дочерей, — это просто не укладывается в голове! В это не хочется верить! Но, как говорит, факты — упрямая вещь. И эти факты, изложенные в статье, вызывают гнев, боль и возмущение. Но эти же факты вызывают и недоумение – почему потребовалось более трех лет, чтобы вскрыть преступления этого ублюдка? Почему он и его сообщники не привлечен к ответственности?

Удивляет и то, что городским отделом культуры продолжает руководить после всего беспринципный, безразличный и безответственный А.П. Дунь».

«Наши правоохранительные органы должны принять меры против этого гнилья, чтобы уберечь людей и в первую очередь молодёжь от всяких проявлений фашизма».

Это строки из письма, которое прислали в редакцию соседи Николая Кунцевича и его отчим.

«Мы, участники Великой Отечественной войны, прошедшие от стен Сталинграда до фашистского логова в Берлина, пролившие кровь на полях сражений ради свободы и независимости нашей Родины, с чувством глубокого возмущения читали о группе Николая Кунцевича.

Нет и не может быть никакого снисхождения к отщепенцам. Мы надеемся, что местные партийные, советские и комсомольские органы дадут отпор таким, как Кунцевич и его друзья, и все они понесут заслуженное наказание. По поручению ветеранов первой Гвардейской армии Ираклий Кандарели, заслуженный работник культуры Грузинской ССР, Почетный гражданин ЧССР, г. Горн».

Учащиеся Севастопольского техникума советской торговли на комсомольском собрании провели общественный заочный суд над Кунцевичем.

  • Если мы не накажем Кунцевича сегодня, — пишу нам комсомольцы, — то и другие подонки станут еще наглее. А сколько их вокруг: панков, наркоманов и других. Так и хочется крикнуть: «Люди, оглянитесь, задумайтесь, к чему все это может привести. Не проходите молча мимо!»
  • Остановитесь, одумайтесь, — обращаются учащиеся к тем, кто поверил Кунцевичу. — За кем вы идете?! Разве паши деды и отцы не защищали нашу Родину от фашистской нечисти?

— На суд мы пригласили корреспондента газеты «Сла­ва Севастополя» Юлию Сиротинскую и второго секретаря Ленинского райкома комсомола Елену Третьяк, но они не сочли нужным присутствовать. Так о каком же внимании к молодежи можно говорить, если даже такие товарищи не интересующиеся нашими острейшими проблемами, — говорится в письме

Общественный заочный суд комсомольцев решил, что Кунцевичу не место в нашем обществе.

Словом, по-разному оценивают и сам материал, и позицию автора наши читатели. Но мнение подавляющего большинства сводится к одному: они требуют привлечения Кунцевича к уголовной ответственности. Этот вопрос ставят группа сотрудников производственного объединения «Черноморнефтегазпром», инвалид второй группы, потерявшая в годы войны двух братьев и двух сестер К.А. Зубарева из Севастополя, ветеран Великой Отечественной войны Г.3. Сапожников из Симферополя, Г.Н. Тимофеева из села Медведева Черноморского района, ветераны труда из Ялты И.В. Гавриленкова и Е. Г. Шабанова, группа шахтеров, отдыхающих в санатории «Донбасс», коллектив Крымской геофизической экспедиции из села Чистенького Симферопольского района, педагогический кол­лектив Воробьевской школы Сакского района, группа учащихся Евпаторийского медучилища, коллектив теплично-овощного комбината совхоза «Пригородный» Симферопольского района, участница партизанского движения, потерявшая в войну мужа и двух детей В.Г. Козловская из Симферополя и многие другие сотни наших читателей.

Многие поднимают и вопрос об ответственности тех, кто дал Кунцевичу дорогу на эстраду. Так, в письме члена КПСС с 1956 года В.И. Платкова есть такие строки:

«В публикации анализируется и осуждается позиция отдела культуры горисполкома, его начальника коммуниста Дуня А.П. И опять автор проявляет осторожность и либерализм. Кому, как не коммунисту Дуню А.П. следовало бы дать, причем задолго до публикации статьи, принципиальную партийную оценку рок-группе «Второй эшелон» и всей так называемой фирме «Досуг».

А вот строки из письма в редакцию коллектива Симферопольского авторемонтного завода имени Куйбышева:

«Возмутительно, что такие люди (как Кунцевич — ред.) прямо или косвенно пользуются поддержкой представителей советских органов. Мы считаем, что такие политически близорукие люди, как Дунь, вообще не имеют право занимать руководящих должностей. Они проявляют близорукость и тем самым потакают аморальным типам, которые отрицательно влияют на нашу молодежь. На улицах нашего города можно увидеть молодых людей со всклокоченными волосами, отсутствующим пустым взглядом, и даже днем страшно рядом с такими людьми пройти. И это результат влияния «кунцевичей».

Сходные мысли высказывают Е.П. Нестерова из Феодосии, Т.П. Солодченко из Керчи, С.И. Сухорукоза, В.С. Денисова, М.И. Горохова, 3.И. Ставинская, М.И. Рязанова из Симферополя, коллектив Феодосийского АТП-24357 и другие.

Еще одна группа писем поднимает вопросы организации досуга молодежи. Так, Т. Кузнецова пишет в редакцию по поручению педколлектива СПТУ-3 г. Севастополя:

«Всем нам надо больше думать над тем, как создать условия, чтобы подростки могли честно заработать деньги, хотя бы на карманные расходы. Тогда и проблема организации досуга будет стоять по-другому... Мы должны поднимать авторитет труда, а наша молодежь разучивается трудиться, еще не научившись работать».

Но нельзя не прислушаться к мнению Г. Кондратенко из Симферополя, которая выражает мнение многих родителей, приславших свои отклики в газету:

«У меня растет сын. К огромному сожалению, я совсем не разбираюсь в «роке» и вообще плохо ориентируюсь в современной музыке. Я, возможно. «белая ворона», потому что воспитана на классике, люблю хорошую эстраду, но... А ведь сын тоже будет стремиться к современной музыке и будет общаться с такими же «меломанами», кунцевичами. И оградить его от влияния моды и современной музыки будет невозможно. Какова же гарантия, что в этой «культуре» он не «подхватит инфекцию», возможно, действительно роковую?

Кроме профессионализма и компетентности, в искусстве должна быть, необходима «закваска» политическая. Иначе эта «культура» может превратиться в оружие массового уничтожения личностей».

На это письмо как бы отвечает Л. Стрижнева из Симферополя:

«Статья просто ошарашила, её передавали из рук в руки. Читая статью, все восклицали: «Оттуда это у нас?»

Я хочу обратиться к молодежи. Не равнодушие ли, трусость, примиренчество, позиция «моя хата с краю» породили кунцевичей?

Рядом работает товарищ не в полную силу, не бережет, а порой ворует материалы — молчим. Должностное лицо попирает государственные законы, ведет аморальный образ жизни — молчим. Хулиган оскорбляет достоинство гражданина — уходим о сторону от греха подальше.

Необходимо создать дружины, способные выволочь из подвалов, притонов наркоманов, проституток, спекулянтов, профашистов и анархистов. Ни один факт хулиганства, а тем более выступления, противоречащие коммунистической идеологии, не должен оставаться безнаказанным. Давайте не будем проходить мимо. Нам жить в нашей стране».

Конечно, были в нашей почте и письма, где высказывались и другие мнения. Кто-то вообще не поверил автору, посчитав все вымыслом, кто-то видит все зло в передачах по телевидению с участием рок-ансамблей...

Но нельзя особо не сказать и о пяти анонимных письмах. Вот, например, что пишет некая Мария:

«Здравствуйте, Вячеслав Савченко!

Я знаю Колю уже не первый год. Мое мнение — хороший человек. Да, да, да! А то, что его знают и уважают во всем Союзе, — разве это плохо? Это плохая характеристика человека, если к нему на день рождения приезжают больше двухсот людей (и это только те, кто смог вырваться)?!

Вы — одни, вы плюете в души тем сотням людей, которые считают его другом, братом даже!

Вы ненавидите нас за то, что мы не такие, как вы. Да поймите же вы наконец, молодежь всегда ищет что-то новое, что-то свое (вспомните себя), а вы нам пытаетесь все еще навязывать ваши закостенелые принципы, нормы, «рамки», «футляры»!

Вы говорите; что надо бороться за нас, за молодежь? Да мы сами всё нам ненужное «уберем». Вы обманываете себя и других, потому что боретесь-то вы не за нас, а за себя (так было всегда). Не хотим мы этого! А значит, этого не будет!»

Заканчивается письмо весьма недвусмысленно:

«А нас, пожалуйста, больше не трогайте (именно Вы)».

Еще более определенно выразился некий Макс, который пообещал «дать корреспонденту хорошенько по морде, чтобы не писал лживых статей». Кстати, вторую букву в своей подписи он заменил знаком «анархистов».

Да, таких анонимок всего пять. А всего анонимных писем было шесть. Шестое тоже от человека, который знал Кунцевича, правда, оценка ему дается иная:

«Кунцевич. Да, он фашист самый настоящий, которому нужно дать отпор. Ведь все его приближенные, как это называется «система», смелые только рядом с ним. Уберём Колю, и все замолкнут, спрячутся. Из них еще выйдут порядочные люди. Стоит только им помочь. Ведь они больны, а любая болезнь, в начальной стадии, а иногда в тяжелой, вылечивается.

Для Кунцевича же учет в психоневрологическом диспансере служит только ширмой, прикрытием. Я считаю, суд и всё последующее — необходимы. Я уверена, что вся общественность в городе выступит против Рок-и-ролла. Ведь если отдать его на суд людям — это будет страшный суд. Многим он досадил».

Читать "За ширмой фирмы", "КРЫМСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ" 26 сентября 1987 года

Новости музыки на Rocketsmusic